Новая Зеландия – путешествие вниз головой

Image

Страна-антипод, далекая и зеленая, Новая Зеландия всегда казалась настолько недостижимой, что лишь иногда попадала в поле зрения – то коровой на пачке сливочного масла, то безумным танцем хака регбийной сборной. И правда, самолетом лететь почти сутки – 10 часов до Гонконга и еще 10 до Окленда через всю юго-восточную Азию. Разве что для акклиматизации мы провели в Гонконге пару дней, и потом полетели дальше на этот зеленый край света.

Гонконг

В этом городе Азия смешивается с Западом, а традиции с инновациями. В номере отеля нас ждал HandyPhone с картой города, бесплатными звонками и шопинг-приложениями. По улицам ездят двухэтажные трамваи, где монетки за проезд кидают без сдачи в специальные коробочки, а каждый трамвай имеет индивидуальную расцветку. По левой стороне дороги носятся старые тойоты-такси, один в один с Токио. Многоярусные переходы идут насквозь через торговые центры, у всех в руках по смартфону, но при этом строительные леса – исключительно из бамбука.

Image

Интересно, что появление одного из самых прогрессивных городов  мира вызвала закрытость Китая для иностранных товаров. Великобритания, чтобы как-то выправить торговый баланс с Поднебесной и остановить расход золота в обмен на фарфор и шелк, начала контрабанду опиума из Бенгалии, впоследствии достигнувшую 3/4 всего китайского импорта. Результатом стали опиумные войны за китайский рынок, передача Гонконга в качестве контрибуции, гигантский рост наркомании, деградация и вымирание китайского населения.

Image

Окленд

В крупнейший, хотя и не столичный, новозеландский город мы прилетели как раз к Новому году. Он мгновенно создал очень позитивное и комфортное впечатление. Небольшой уютный центр с причалами и парой главных улиц плавно переходит в одноэтажные жилые пригороды. Заранее присмотрев место на набережной, мы встречали Новый 2017 год вместе с местными под традиционный салют с телебашни и dj-сет сына премьер-министра. И хотя полтонны оклендских фейерверков уступают 7 тоннам у соседей-сиднейцев, было ярко и весело.

Image

Кто такие новозеландцы

Новая Зеландия в 13 веке заселяется предками современных маори, которые в течение почти трех тысяч лет постепенно продвигались из юго-восточной Азии, обосновываясь на многочисленных островах тихоокеанского бассейна. В отличие от мексиканских майя и ацтеков, никаких вредных иллюзий и суеверий по поводу белолицых гостей маори никогда не имели, а воевать любили. Поэтому первому приплывшему к ним в 1642 году голландцу Абелю Тасману досталось так, что следующие 125 лет это направление считалось в Европе неперспективным. А данное им голландское название “Новая Зееландия” осталось почти неизменным.

Image

Лишь только в 1769 году к берегам Новой Зеландии пристал капитан Кук, позже первым прошедший проливом между двумя островами. Слегка переименованная на английский манер, страна открылась для китобоев и охотников на тюленей, достаточно суровых, чтобы кое-как ужиться с маори. Не упустили шанс и торговцы, продававшие туземцам картофель и мушкеты. Надежный источник пищи в виде первого дал маори достаточно свободного времени, чтобы с помощью второго за следующие полвека уполовинить собственное мужское население, устроив более 600 межплеменных сражений.

Image
Каноэ маори на набережной Окленда, 1852 г.

Тем временем морская активность Франции дала импульс к подписанию в 1840 году соглашения между маорийскими племенами и Великобританией, получившего название Договора Вайтанги и действующего по сей день. Характерно, что английская версия и версия на языке маори сильно отличались по содержанию, что со временем привело к ущемлению туземцев в правах. Поздние Земельные войны и судебные разбирательства лишь отчасти компенсировали маори утраченные территории, а некоторые суды идут и сейчас.

Image
Китобои на станции Кука, 1901 г.

Золотая лихорадка 1860-х привела к массовой миграции британцев, за ними последовали крестьяне из становившейся промышленной Европы. Особый независимый дух Новой Зеландии – наследство переселенцев, стремившихся вырваться из классового общества Англии, в отличие от австралийских соседей – добровольно. Молодая страна стала лабораторией реформ: здесь впервые ввели бесплатные здравоохранение и образование, 40-часовую рабочую неделю, пенсию по возрасту, дали женщинам право голоса и отменили смертную казнь.

Image
Причал Queen street, Окленд, 1901 г.

Сейчас в Новой Зеландии из 4.5-миллионного населения 85% горожане и лишь 15% фермеры, но последние обеспечивают львиную долю экспорта страны. Три четверти населения живут на Северном острове, где теплее и горы не так мешают развивать инфраструктуру. Маори составляют шестую часть населения, недавно им разрешили открывать свои школы, а язык стал вторым национальным. Интересно, что последние 8 лет премьер-министром был Джон Кей, бывший FX-трейдер и экс-руководитель трейдинга банка Merrill Lynch.

Image

Овцы, коровы и опоссумы

На каждого новозеландца приходится в среднем с десяток домашних парнокопытных (по 6.5 овец и 2.5 коровы). От дороги эти пасущиеся стада с разноцветными метками-маркерами отделяет низкий заборчик, но пастухов нигде не видно. В один их первых дней, чтобы сфотографировать коров поближе, я решил перемахнуть через такой забор, но приличный разряд тока обидно и неожиданно откинул меня назад на обочину. Коровы продолжили пастись на расстоянии, а я стал использовать зум.

Image

Противоположностью коровам и овцам в плане народной любви являются опоссумы, современный бич страны. Их завезли для развития пушной промышленности и зачем-то выпустили на природу. Сперва грызуны перегрызали провода, отчего все столбы пришлось обить жестью, а после принялись за все подряд. Сейчас популяция превышает 30 миллионов особей, и в стране идет тотальная облава: их травят ловушками с фторацетатом натрия, высасывают из норок специальными промышленными пылесосами, а шкурки скупают по $100 за дюжину.

Image

Как лучше путешествовать

Рассмотрев различные варианты, мы выбрали автомобиль, и это оказалось великолепным решением. Во-первых, в Новой Зеландии изумительные дороги. В холмистых или горных районах они ровные и профилированные даже в отдаленных сельских краях. Во-вторых, погода оказалась довольно переменчивой, но отъехав лишь на 20-30 км, можно уйти от локального фронта и добраться до какого-нибудь интересного места. И в-третьих, лучшие фотографии мы сделали именно в дороге, просто останавливаясь там, где нравилось.

Image

Ограничение скорости установлено 50 км/ч в городе и 100 км/ч по трассе. Новозеландцы могут шалить и ехать 110-120 км/ч, но это предел хулиганства. Обгонять они не любят, везде пропускают, и за все время мы видели лишь одно ДТП – на мокрой дороге пикап заехал в кювет. К левостороннему движению привыкаешь быстро: лишь в первый день мы раз выехали на встречку и раз на обочину. Но главное – это научиться смотреть в обе стороны при поворотах, благо в Москве эта привычка отточилась до автоматизма.

Image

Заправляются здесь дизелем и 91-м бензином по 110 и 180 киви-центов соответственно, то есть порядка 45 и 75 рублей за литр. На заправках ты сначала заливаешь топливо, но не идешь сразу платить, а перепарковываешь машину, чтобы не занимать место у колонки. То, что можно уехать, не заплатив, вызывает искреннее недоумение. Еще одна особенность – это несчетное количество мертвых опоссумов на дороге, но с учетом национальной борьбы их никому не жалко.

Image

В дорогу

Путешествие длиной 2,500 км началось 1 января в 7 утра в офисе небольшой машино-прокаточной компании, где неожиданно попросили заверенный перевод российских прав. Это звучало как приговор и сдвиг всех планов. Но нашлась партнерская компания-переводчик, и за двадцать долларов и час времени такой перевод был готов. Нашему восхищению не было предела, и мы мысленно благодарили этого героя, который не заставил нас по российской традиции дожидаться Рождества. Поехали!

Image

Случай на дороге

Когда нам на трассе моргнула третья машина, а полиции все не было видно, стало тревожно – вдруг они в кустах? Но оказалось, что дорогу перегородило упавшее дерево. Какой-то бородатый мужик с бензопилой уже начал его распиливать, а другие водители остановились, вышли и принимали отпиленные чурбаны. Я оттащил свою пару поленьев на обочину. Когда полдороги освободилось, один из водителей начал регулировать движение. Причем все это происходило организованно и практически молча, как на работе.

Image

Пещеры Вайтомо

Очень долго эти пещеры с вековыми сталактитами и тысячами фосфоресцирующих светлячков оставались неизвестны. В старину маори использовали их для захоронений и обходили стороной живущих там духов. Как-то раз охотничья собака случайно забежала в одну из пещер, но деревенские жители заплатили хозяину за молчание, лишь бы избежать туристов. Пока деньги не кончились, охотник держался, но после рассудил, что о сроках не условились и с него взятки гладки, и пошел к газетчикам. Теперь пещеры стали одним из популярнейших мест Северного острова.

Image

Парк Тонгариро

Самый первый Национальный парк в Новой Зеландии располагается вокруг нескольких вулканов. На склонах самого высокого из них – Руапеху (2797 м) – находится единственный горнолыжный курорт на Северном острове, а также снимались горные эпизоды трилогии “Властелин Колец”. Вулкан поменьше – Нгаурухое (2287 м) – раньше извергался как минимум раз в 10 лет, но в 1975 году затих, и теперь все очень боятся, что он копит силы рвануть как следует. К сожалению, от нас эта красота оказалась скрыта дождем и туманом, и оставалось лишь гулять по парку в новозеландских березовых рощах.

Image

Озера Вайотапу

Палитра художника, Глотка дьявола, Шампань и Лимонад – все это названия уникальных геотермальных озер, которые образовались в результате вулканической активности в небольшой долине Вайотапу (“Священные воды”). Из-за богатой металлами почвы каждый термальный источник окрашены в свой цвет и отличается по температуре и активности. Для маори – это жизнь. Они часто селились возле подобных источников, где готовили еду, стирали, выдалбливали ванны и запускали горячую воду через канавки с затычкой.

Image

Роторуа

Городок на берегу живописного озера является одним из туристических центров Новой Зеландии. Вокруг находится зона геотермальной активности, отчего в городе устойчиво пахнет серой, а для туристов есть масса программ на природе. Весь город полон бэк-пэкеров, молодых ребят с рюкзаками, которые ночуют в хостелах, а вечером стекаются в местные пабы. Не познакомившись с соседом, кружку выпить просто невозможно. Один из них, накачанный новозеландец, оказался фанатом русской школы тяжелой атлетики и сетовал на мельдониевые козни западной спортивной закулисы.

Image

Деревня Вакареварева

В окрестностях Роторуа есть несколько деревушек маори, населенных и по сей день. Гиды живут здесь же в традиционных домиках и стараются сохранять традиции прадедов. В горячем озере туристам варят кукурузу, соседний источник служит общественной баней с каменными нишами-ваннами вокруг. Сейчас в деревушке , название которой означает “Место военного собрания”, появилась школа, где изучают язык и культуру маори. Местные очень рады, ведь Британская империя таких вольностей не позволяла. А туризм помогает содержать это небольшое поселение.

Image

Тауранга

Особенность Новой Зеландии – если где-то идет дождь, то в десяти километрах может быть жара и сухо. Так, убегая от ливня в Роторуа, мы попали в городок Тауранга (“Спокойная бухта”), популярный среди местных серфингистов. Когда-то именно к этим берегам пристал Джеймс Кук и был настолько поражен изобилием природы и хозяйством аборигенов, что назвал бухту Bay of Plenty. Сделав неочевидный выбор между холодным местным пивом и возможностью подняться пешком на гору Мангануи в пользу горы, можно посмотреть на весь город и залив с высоты птичьего полета.

Image

На Южный остров

Не заезжая в сам Окленд, мы просто оставили машину на парковке аэропорта. Регистрация на рейс была необычной – робот распечатывает и билет, и стикер для багажа, который ты клеишь сам и потом ставишь чемодан на ленту конвейера в зале. Около гейта уютный барчик с новозеландскими элями наполнен молодыми людьми, туристами и жителями, порой довольно брутального вида. Северный остров, обжитой и населенный, где много промышленности и коров, уступает место острову Южному, горному и диковатому, с нетронутой природой и овцами.

Image

Кто здесь живет

На Южном острове из-за более сурового холодного климата и горно-холмистой местности живет лишь четверть населения Новой Зеландии. Скот еще можно пасти, но выращивать что-то и строить дороги гораздо сложнее. В отсутствие вулканической активности, такой полезной в хозяйстве, маори здесь тоже исторически мало. Местные ребята просты нравом и остры на язык, посмеиваются над белыми воротничками с севера и любят пройтись по пабам. Как если приехать в Манчестер иди Ливерпуль из Лондона, только в миниатюре.

Image

Квинстаун

Работник фуникулера встретил вопросом – “И вы русские? За полгода ни души, а сегодня уже дюжина“. Он не знал про новогодние праздники, отчего только теперь наши люди стали добираться до этого городка, самого живописного из встреченных нами. Со смотровой площадки открывается фантастический вид на окрестности, где в 1860-х впервые нашли золото. Жизнь крошечной деревни забурлила, газеты писали о втором Клондайке, однако вскоре золото кончилось, и разросшийся город стал центром туризма и овцеводства. Гурманов в ресторанах угощают местными устрицами и олениной с отличным южно-островным вином.

Image

Озеро Те Анау

Следующий день мы посвятили поездке на юго-западное побережье Новой Зеландии, строго напротив которого через Тасманово море лежит Австралия. По прямой наш путь составил бы не более 50 км, но местность настолько пересеченная, что дорога растянулась на все 200 км. Где-то посередине маршрута лежит самое большое на острове озеро Те Анау (“Пещера бурлящей воды”), куда многие прилетают сразу на вертолетах, настолько эти места труднодоступны и удалены от цивилизации.

Image

Фьорд Милфорд Саунд

Хотя “саунд” и означает залив, Милфорд Саунд – это все же фьорд, который образовался при затоплении морем ложа реликтового ледника. Места эти очень напоминают норвежское побережье, изрезанное складками каменных утесов. Эти пейзажи очень контрастируют со швейцарскими пастбищами и бразильской растительностью, которые мы проезжали по пути, что создает совершенно удивительные впечатления от этого непривычного лоскутного одеяла местной природы. Морские котики лежат невдалеке от пасущихся овец, а мимо проплывают каякеры.

Image

Озеро Уанака

Путь из Квинстауна в Крайстчерч по западному побережью имеет протяженность более 700 км по извилистым горным дорогам, зеленым долинам и тропическим лесам. На полпути лежит поселок Ледник Франца-Иосифа, а еще раньше – городок Уанака. Как будто затерянный в окружении гор на берегу одноименного озера, он необычайно уютный и живописный. На озере соревнуются спортивные парусные лодочки, дети играют на берегу, рядом в воде плавает утка с выводком утят. Идиллия на краю света.

Image

Ледник Франца-Иосифа

Ледник, названный в честь австрийского императора, из одноименного посёлка не виден. Последствия мирового потепления преодолеваются физически – до уползшего вверх по склону тающего ледника теперь нужно идти около часа. В некогда живописную местную церковь прихожане ходят редко – на месте когда-то красивейшего вида из алтаря теперь сереет мрачный каменистый моренный вынос. Для нас треккинг оказался единственной опцией – запланированный полет над ледником и к горе Кука отменился из-за вновь испортившейся погоды.

Image

Маунт Кук

Знаменитая гора является высшей точкой массива новозеландских Южных Альп, в котором более 140 пиков имеют высоту более 2,000 м. Несмотря на достаточно скромную высоту в 3754 м эта вершина является не только технически сложной, но и коварной – в непогоду на склоне можно легко застрять на несколько дней со всеми вытекающими последствиями. Знаменитый новозеландец Эдмунд Хиллари именно здесь проводил свои тренировки перед первым восхождением на Эверест вместе с шерпой Тенцигом Норгеем.

Image

Крайстчерч

В 2011 году городок стал эпицентром землетрясения магнитудой 6.3 балла, разрушившего около половины городских построек. Надо отдать должное новозеландцам – они сберегли, что было возможно, а пустоты постарались заполнить новыми современными зданиями. Где не успели – подошли творчески: на одном из пустырей появилась самая большая детская площадка в южном полушарии, на соседнем – фудкорт из разноцветных транспортных контейнеров, а на многих стенах – красочные граффити.

Image

Снова Окленд

Возвращение в Окленд отзывалось грустью о кончающемся отпуске, и надо было что-то предпринять. Прямо у главного пирса стояли две красавицы-яхты, на которых знаменитая Team New Zealand тренировалась перед победными America’s Cup в 1995 и 2000 годах, чем страна гордится и по сей день. Нам удалось выйти в море на одной из них и побыть в роли матросов-горилл на мощных двуручных лебедках. А Морской музей по соседству дополнил яхтенный день великолепной экспозицией.

Image

И хотя в Новой Зеландии угадывается много британских и вообще западных черт, все-таки это совершенно особенная страна. Континентальные новости, долетая сюда, затихают и теряют свою значимость. Люди живут гораздо ближе к природе, и природа отвечает им своей фантастической красотой. Новозеландцы рады гостям и друг другу, ценят свою независимость и самобытность, поэтому общаться с ними легко, а путешествовать комфортно и интересно. Только опоссумов немного жаль.

Все фото можно посмотреть здесь: http://www.x-vector.com/Travel/New-Zealand

Спасибо!

Image

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s